Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

Thule багажники установка на сайте www.autovojage.ru.
 
   
 
  
 
   
 

Камбар батыр: Часть III

 

Назым застыла на пороге. Любимый был так близко, но они даже словечком не смогли перемолвиться. Почему не остановился в ауле? Почему отвел глаза, не попросил у девушки напиться, не вступил с ней в беседу? Она была в отчаянии. Лицо ее пылало, в висках гулко стучало. Лишь топот копыт все еще отдавался в ушах. С трудом вернулась в юрту и взяла в руки зеркало. «Что это? Почернело лицо мое или поблекла моя краса? Почему не обратил на меня внимания Камбар?» Нет, нет — лицо ее было по-прежнему белым, лишь на тонких длинных ресницах блестели слезы печали. Она утерла платком слезы, глубоко задумалась и вдруг решительно тряхнула головой. Она поняла — славой и красотой, богатством и хитростью не покорит она сердце Камбара. Только умом своим и смелостью добьется она счастья для них обоих.
Она поручила невестке собрать всех девушек и молодух аула и велела каждой из них спрясть до полудня по веретену шелковой нити. Тридцать женщин и девушек принялись за работу, тридцать женщин и девушек теребили шелк, тридцать веретен забегали, суетливо обгоняя друг друга. Но и языки мастериц не отставали от веретен, и работницы спешили выплеснуть друг другу все последние новости. Веселясь, натянули они спряденные нити, вбив в землю колышки на том пути, по которому должен был возвращаться Камбар. Они смеялись, подшучивали друг над другом, и Назым гневалась на них, ибо ей казалось, что работа идет слишком медленно, что они ни за что не успеют закончить приготовления к возвращению Камбара. Но девушки, шустрые и ловкие, как молодые верблюжата, трудились споро, ловко связывая оборванные нити, и вскоре все окрест наполнилось их веселым щебетом и смехом. Они огородили шелковыми нитями все пространство от белой юрты Назым до самого устья реки, после чего разошлись по домам, вернувшись к своим обыденным заботам.
А Назым удобно устроилась на пороге юрты и стала ждать батыра. Рядом с собой она поставила бурдюк из кожи молодого жеребенка, полный кумыса, расписную чашу — тостаган — и большую ложку с серебряным брелком, чтобы разливать кумыс. А еще принесла она из юрты чашу из чистого золота, к которой еще ничьи губы не прикасались. Она мечтала встретить здесь Камбара и утолить его жажду. Закончив приготовления, она, чтобы скоротать время, принялась ткать полотно. Белые пальцы ее проворно сновали меж шелковых нитей, как серебряные мальки в речной воде, и привычная работа незаметно увлекла ее.
И снова услышала она стук копыт. Сердце ее затрепетало, слабость овладела ею. Она хотела вскочить, чтобы поприветствовать батыра, о котором говорила вся округа, однако ноги не слушались ее. «Что ж, так тому и быть,— решила она.— Увидит он меня, приблизится, спешится, тогда и встану...»
А Камбар был весел. Охота удалась, и он добыл на этот раз много дичи. Радостно было ему, что не напрасно надеялись на него бедные сородичи, в котлах вскоре снова забулькает сорпа.
И вдруг батыр почувствовал незнакомое нежное благоухание. И пес его, неспешно бегущий перед вороным, вдруг принюхался, замер и расчихался, тряся головой и катаясь в придорожной траве. Этот дразнящий аромат учуял еще утром, когда они с хозяином проезжали мимо аула, и теперь этот запах вновь преследовал его, разливался, щекотал ноздри.
Благоухание... Как неведомый знак, данный батыру. Камбар поглядел на дорогу и увидел шелковые нити, натянутые от устья реки до белой юрты и прекрасную девушку, ткущую полотно на пороге. И тут же узнал в ней красавицу, которую видел утром, и тут же озарило его, что это и есть та самая Назым, о которой он столь был наслышан и о встрече с которой втайне мечтал, как и всякий джигит этой степи.
Скрывая свои чувства, он посмотрел на все еще чихавшую борзую и расхохотался:
— Мой пес больше привык к запаху гусей и уток, чем к этому дивному благоуханию...
Вороной, услышав его голос, встрепенулся, ожидая команды, но Камбар придержал коня.
Да, он мечтал встретиться с ней хотя бы раз и в то же время страшился этой встречи. Он и сам не понимал, какая сила привела его сегодня в аул красавицы. Степь широка, озер в ней много, дичи везде хватает, но что-то ведь заставило его оказаться здесь? Ведь он давно взял себе за правило избегать богатых аулов, особенно аула Азимбая. Так что же случилось сегодня? Отчего находится он в этом ауле и, возможно, через секунду загово¬рит с красавицей Назым, заглянет ей в глаза?
Но кто из смертных не любуется девушкой? Чьи взоры не притягивает девичья красота? И у батыра, и у разбойника, и у мырзы, и у бедняка одинаково дрогнет сердце при виде красавицы... Эту дрожь, эту блаженную дрожь, ведущую кого-то из них по гибельному пути слепых, бешеных страстей, а у других перерастающую в настоящую любовь, вдруг почувствовал в своем сердце Камбар. И казалось ему, что Назым не полотно ткет, а тонкими нитями связывает воедино их сердца. Смятение охватило Камбара. Ему хотелось остановиться, побыть рядом с девушкой, но разве смеет он это себе позволить, если дома его ждут не дождутся голодные старики и дети?
Конь чуть было не коснулся натянутых нитей. Камбар еле заметно сдавил коленями бока вороного, и тот одним махом взял преграду, не задев копытом ни единой ниточки. Назым, ожидавшая, что Камбар появится с правой стороны юрты, вдруг увидела, что он свернул налево. Она ахнула — в этот раз он даже не взглянул на нее! В гневе отшвырнула. деревянный палаш, который все еще держала в руках, топнула ногой. «Будь проклято это рукоделие!»— вырвалось у нее.
Вокруг забегали невестки. «Что такое? Что случилось, дорогая?»— волновались они. Назым сумела взять себя в руки.
— Эй, джигит, придержи коня!— крикнула она удаляющемуся Камбару.
Он услышал ее зов и подумал: «Нельзя так небрежно обращаться с девушкой. Стыдно!» — и возвратился к юрте. Сдерживая вороного, развернулся и учтиво поклонился Назым.
Она тоже приветствовала его низким поклоном. Заколебались перья филина, которыми была украшена ее шапочка.
— Скажи, верить ли мне глазам своим? Неужели ты и есть тот самый Камбар, потомок ханского рода? Не обессудь, если я чересчур любопытна,— улыбнулась она.
— Если я потомок ханов, то ты, я полагаю, та самая красавица Назым, о которой толкует народ? Надеюсь, ты не сочтешь меня невежей, я просто очень спешу.
— Мне хватит времени, чтобы сказать тебе: ты и сам притомился, и коня загнал. Будь моим гостем, зайди в мою юрту, выпей свежего ароматного кумыса, утоли жажду. Предки говорили: «Дух выше плоти, а кумыс вкуснее любой еды». Вот золотая чаша, к которой пока не прикасались ничьи губы, возьми ее. И еще я хочу, чтобы ты знал: многих джигитов пленила моя красота, но для меня в этом мало проку. Я мечтаю о другом. Я надеюсь, что встречу в этой жизни любимого... Не знаю, понимаешь ли ты меня, и поэтому прошу — задержись на один вечер в моем ауле, мне еще многое нужно сказать тебе...
С этими словами она подала чашу, и Камбар залпом осушил ее. Назым, с доброй улыбкой глядевшая на него, взяла чашу из его рук и вновь наполнила ее.
— Хороший человек в глубине души всегда чувствует себя одиноким, и жизнь кажется ему бездонной чашей. Но жажду жизни, как и всякую жажду, можно утолить лишь тогда, когда ты вдосталь напьешься из этой ча¬ши.— Назым снова предложила ему кумыс и с радостью отметила, как понравилось ему угощенье.
— Спасибо,— поблагодарил он, вытирая рукавом выступивший на лбу пот.
— На здоровье,— ответила Назым и замолчала, ожидая, что ответит он на ее предложение погостить в ауле.


  Назад

1

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru