Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

http://autostreet72.ru/ тележка для снятия колес и ступиц грузовых автомобилей.
 
   
 
  
 
   
 

Сын Кобланды - батыр Бокенбай

 

Кобланды согласно кивнул ей.
— Я пошла за тобой не потому, что меня прельстило твое богатство или ослепило мужество. Меня покорило твое благородное сердце и доблесть защитника народа. Я распознала твои душевные качества, и мной овладело желание связать свою судьбу с твоей...
Голос Карлыги задрожал, она осеклась.
— Продолжай, Карлыга!—мягко отозвался Кобланды.— Я весь внимание.
— Тогда я и пожертвовала всем, что у меня было: родиной, близкими, своим положением. Не так то легко было оставить родное гнездо, отвергнуть отцовскую любовь. И что же вышло, Кобланды? Ради чего, получилось, я пошла на все   это?
Вспомни день, когда хан Кобикти пленил и привел вас обоих в город! Разве ты тогда не увидел боль в моих глазах, Кобланды?
Вспомни дни, когда ты испытывал адские муки в каменной темнице и молил всевышнего о смерти! Разве я тогда не доказала тебе свою преданность, Кобланды?
Кобланды молча кивнул ей.
— Вспомни, о чем меня молил Караман, когда ты, сникший вконец, лежал, око, ванный по рукам и ногам и горько вздыхал, кляня судьбу? Может быть, я слукавила, говорю неправду?
Караман неловко задвигался, посмотрел в сторону и буркнул:
— Все верно, Карлыга! Ни слова неправды.
— Вспомни, как я повелела привести из табуна Тайбурыла и наложить ему на бедро скрутень из аркана, чтобы он закричал от боли?—продолжала .Карлыга. Ты не выдержал его страдания и выскочил из темницы, разнеся ее в камни. Кто тогда белым лебедем последовал за тобой, взлетевшим, словно сокол, на волю?
— Ты, ты это была, Карлыга.
— Вспомни тогда, как за нами грозной тучей устремился в погоню мой отец Кобикти? Смерть уже дышала нам в лицо, и если бы тебе не удалось сразить его первым, нас не было бы в живых? Вспомни, как тебе удалось взять верх над ним? Ответь мне, Кобланды, ради кого я пошла на такой жестокий поступок?
— Продолжай, Карлыга.
Кто постоянно твердил: «Что мне этот странный мир! В одиночестве скитаюсь я по земле!» Да, ты был одинок, и я всей душой стремилась к тебе, старалась приободрить тебя, быть с тобой. Но ты не оценил как должно мой чистый порыв. Драгоценный камень оказался под ногами, нежный шелк был распущен... Ты мог не отвечать мне взаимностью, Кобланды, но ты не удосужился одарить меня даже взглядом! Какое же у тебя оказалось бесчувственное сердце! Кобланды сидел, не поднимая головы.
Вспомни наконец дни, когда хан Алшагыр поколебал твою гордость, сокрушив горы Караспан, а потом завоевал и всю твою страну? Захромал Тайбурыл, и ты остался один в пустой степи. И на этом отыгрался Караман, сидящий сейчас рядом с нами. Или ты позабыл тот случай?
Пайпай, Карлыга!—задвигался Караман, краснея.— Кто старое вспомянет, тому глаз вон!
— Подожди, сверстник, не ради красного словца говорю!—одернула его Карлыга.— Так вот, кто тогда искал тебя и нашел в безлюдной степи? Как ты мог предать забвению человека, который оказался и единственной твоей опорой и единственным твоим утешителем?
Кобланды кивнул головой.
Разве не вместе мы ходили на хана Алшагыра и разили его батыров? Помнишь, когда победа, казалось, была уже близка, и на нас накинулся Биршимбай, пошел нас косить своим копьем? Мы не могли противостоять ему, и снова смерть дохнула нам в лицо?
— Да, да!—вставил Караман, дернувшись.— Мы уже прощались с жизнью! Было такое, что ни говори.
Мы с Биршимбаем, толкаясь друг с другом, сосали одну грудь,— продолжала Карлыга.— Ласкаясь, он следовал за мной, куда бы я ни шла, ласкаясь, встречал меня, когда отлучалась. Разве ты забыл, Кобланды, как мой ненаглядный братец погиб из-за меня от руки Карамана? Ты думаешь, я смогу забыть, когданибудь его последние слова, обращенные ко мне? Ради кого было все это? Кобланды тяжело вздохнул.
— Но ты словно ослеп, когда твой народ вернулся и зажил снова под небом Караспана. Ты посчитал, что достиг своей мечты, когда женился на Корткаслу. Подумал ли ты в те часы о Карлыге, которая осталась одна и бродила среди скал?
Караман покачал головой и цокнул языком.
Вспомни, Кобланды, как потом мы встретились в горном ущелье, где стоял мой бедный шатер? Караман собрался жениться на девушке Каникей и позвал на свадьбу тебя с Корткаслу. Меня он обошел стороной, не пригласил. В горячий полдень я выехала тебе навстречу и молила, чтобы, ты почтил вниманием мою обитель. Ты остался глух к моим словам.
Кобланды втянул голову в плечи. Он не поднимал глаз от земли.
— Не очень то сладко на душе, когда ты оскорблена и унижена,— продолжала Карлыга излагать свои суровые обвинения Кобланды и Караману.— Свет становится не мил. И ради чего пережила я все эти муки? Чем я провинилась перед тобой, Кобланды?
— Да, да!—снова вмешался в разговор Караман.— И вправду, в чем вина Карлыги? Не вижу я ее вины.
Карлыга подняла руку, остановила его.


  Назад

5

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru