Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

Почему стоит выбирать встраиваемые конвекторы.
 
   
 
  
 
   
 

Поединок

 

Кобланды не ожидал, что столь вероломно будут нарушены правила поединка, которые в степи всегда соблюдались неукоснительно. В мгновение ока братья взяли Кобланды в тиски. И хотя батыр умело защищался против двоих, но вскоре копья братьев одновременно ударили его, и Кобланды покачнулся в седле. Как всегда внимательная к товарищам Карлыга и на этот раз подоспела на помощь батыру Кобланды. Огрела камчой Тарлана и, очутившись рядом с воинами, одним разящим ударом копья скинула с седла Аганаса. Кобланды собрался с силами и сам расправился с его братом Тоганасом.
Многочисленная толпа, сгрудившаяся по обе стороны от места поединка, бурлила. Сплошной рев стоял над землей. Небо закрыла пелена пыли.
— Ойбас! Ойбас!— колыхалась толпа кипчаков, выкрикивая племенной клич.
— Ойрат!—бесновалась сторона мертвого хана Алшагыра.— Ойрат! Подстегнутый боевым кличем, вышел в круг огромный, как верблюд, батыр Актайлак, слывший непревзойденным борцом. Но его перехватил Оракбатыр. Не успели люди моргнуть глазом, как Актайлак бездыханной тушей уткнулся лицом в землю. Увидев смерть Актайлака, сел на коня его сын Наркызыл и с криком, напоминающим рев вола, поскакал к батырам, осыпая их градом хвостатых стрел. Вылетел на середину площади и хрипло закричал:
— На поединок!
Молнией метнулся к нему Караман, который все утро ждал своей очереди сцепиться с врагом и нетерпеливо закружился на Кокбести. Видно, батыр заждался своего часа, а, может, все эти дни копил силы для подобного поединка, но одолел он Наркызыла играючи, очень уж легко. Как говорится, поддел острием копья, и дух из врага вон.
Тогда из городских ворот медленной рысью выехал на коне черный великан Кара — голова с добрый котел, палица под бедром в сорок батпанов. Великаном он был настоящим, казалось, к людям приближается гигантский холм, а не живой человек. Тень от его туловища покрыла землю на расстояние ягнячьего перехода.
Карлыга, увидев великана, снова огрела камчой Тарлана и рванула навстречу врагу. Людям она показалась изящной серной, устремившейся к громадной черной горе, но спустя мгновение великан Кара покачнулся от натиска Карлыги и рухнул на землю.
Следом за ним, размахивая черной палицей, выскочил было другой джунгарский батыр Кара, но он тут же испустил дух под копьем Кобланды.
Единоборство батыров продолжалось, и четверо батыров, предводимые Кобланды, по очереди повергали своих соперников наземь.
В городе в это время гостил сын хана Кобикти Биршимбай, который привез Алшагыру весть о том, что Кобланды пленен и находится в темнице. Пятнадцатилетний юноша достиг своего: Алшагыр согласился выдать за него свою единственную сестру Каникей, и Биршимбай ждал помолвки, чтобы увезти девушку к себе на родину.
Утром он проснулся от оглушительных криков, доносящихся со стороны крепостных ворот, понял, что идет единоборство батыров, но чтото удержало юношу от мысли принять в нем участие. Он вошел в покои своей невесты, нашел постель Каникей пустой и пришел в сильное негодование. Еще больший гнев охватил Биршимбая, когда он услышал о том, что Кобланды освободился из плена и появился здесь, у стен города, принадлежащего его будущему тестю Алшагыру. Недолго думая, он вскочил на своего серопегого скакуна, бросил его на дыбы и выскочил за ворота. Глаза Биршимбая, налившиеся кровью, ничего не видели. Во всяком случае, четырех батыров, жаждущих новых схваток, он не принял всерьез: для него они были чем то единым, одним человеком, просто врагом. Не сбавляя скорости, Биршимбай проскочил мимо них, молниеносным движением успев нанести каждому ощутимый удар копьем. Проскочил мимо и, дернув за один повод узды, как поступают в очень большой спешке, завернул серопегого назад. Не давая соперникам ни малейшей возможности прийти в себя, он прошелся еще раз, снова нанося уколы. Отражать его удары было совершенно невозможно. После третьей сокрушительной атаки Биршимбая все четверо едва держались в седле.
Видя, что с Биршимбаем им не управиться, Карлыга скинула со своей головы шлем. Черные длинные волосы ее заструились до самой земли. Биршимбай узнал сестру и остановился, словно вкопанный.
— Сестрица родная!—огорченно воскликнул он.— Прости меня, я не узнал тебя! Да и как было узнать, когда ты очутилась среди врагов? Думал, ктото из казахских батыров... Знал бы что это ты, я бы вонзил копье себе в сердце!
Биршимбай виновато склонил голову перед сестрой, и Караманбатыр, словно ожидавший этого момента, оглянулся по сторонам и изо всей силы вонзил копье ему в шею.
Обхватив руками шею серопегого коня, скользя по долгой гриве, падал на землю пятнадцатилетний Биршимбай, но по пути к смерти нашел взглядом Карлыгу.
— Прощай, милая сестра!—еле слышно успел прошептать юный батыр. Карлыга заплакала от жалости к брату.
Караманбатыр догнал серопегого, испуганно бросившегося в сторону, зацепил чембур и присоединился к своим боевым товарищам с таким видом, будто совершил самый что ни на есть доблестный поступок.
После того, как были повержены лучшие батыры, многочисленное войско джун гаров, выглядевшее будто отара, оставшаяся без пастуха, сдалась на милость победителям.
Из города вышли последние узники, предводимые старым Тохтарбаем, с радостными криками окружили батыров. Кобланды обнял отца, объявил о победе.

Глаза людей светились радостью. Получив свободу, о которой они мечтали денно и нощно, степняки теперь жаждали поскорее попасть на родину, увидеть родных и близких. Стали собираться в дорогу. Кипчаки разобрали все свое имущество, отобранное у них джунгарами, распознали и отбили из общих табунов и стад свой скот и длинными кочевьями потянулись в сторону благословенного Караспана. По дороге, по которой некоторое время назад они со слезами на глазах шли в чужую сторону, люди возвращались теперь домой с радостными песнями. Былые жалобные стенания, сопровождающие их дорогой, заменили веселые шутки и смех. Какая ширь раскинулась вокруг! Сколько не пой песен, а все мало сердцу! Какой красивой предстала людям родная степь! Не налюбуешься, сколько ни смотри! Три месяца и три дня находились в пути кипчаки, перенесли долгие дожди и суховеи, выдержали все бури и грозы, прежде чем достигли подножья гор Караспан и вновь воздвигли свои юрты.


  Назад

2

 
 
 
 
© Ertegi.ru