Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

В стане хана Алшагыра

 

Эй эй эй! Черный ангел, расскажи мне всю правду! Желтый ведун, веди меня с толком!—бормотала старая мать хана Алшагыра, раскрыв перед собой волшебную книгу.— Говорите, они подошли к городу? Говорите, что пришли, горя местью? Проклятье!..
Старуха, досадливо морщась, отодвинула от себя   книгу.
— Эйэйэй! Кто это стоит? Говорите, они не успокоятся, пока не добьются своего?— забубнила снова старуха через некоторое время.— Я вижу лютую враждебность в его хмуро сведенных бровях и чувствую бездонную ненависть, кипящую в его груди? Кто же он? У него крупный с горбинкой нос, карие глаза, привлекательное лицо. Выражение непримиримого гнева пылает на его красивом лице, похоже, это и есть сам Кобландыбатыр! Рядом с ним другой батыр, на лице стынет ледяное выражение,а из глаз сыплятся искры, это, конечно же, Караман, сын Сеильды! Пайпайпай! — воскликнула старуха, не в силах сдержать свои чувства.— Как кружится долгая грива Тарлана! Сусу!—испуганно заохала старуха, вглядываясь в колдовскую книгу.— А это еще кто? На голове кунья шапка, одетая набекрень. Кость как будто наша, а мясо чужое... Уж не Карлыга ли это? Будь ты проклята, старая, что еще выглядела себе на беду?—запричитала старая ворожея, ругая себя.— Еще один... Сомкнул густые брови, прикрыл ими глаза, сам на длинном игреневом скакуне, прекрасно объезженном и подготовленном к долгому походу! Не напоминает ли он своим обликом юного Орака, который в будущем пожнет небывалую славу? Да, да, это он — Орак!.. Будьте вы все прокляты!...
От страха у старухи глаза чуть не вылезли из орбит. Она оттащила в сторону книгу и, горбясь под тяжестью прожитых лет, засеменила во дворец сына. Перевела дух, лишь достигнув изголовья Алшагыра, лежащего, словно холм, на четырех настеленных друг на друга толстых коврах.
— Ойбай, сынок, вставай!—заверещала старуха, наклонясь над сыном.— Я раскрыла волшебную книгу, обратилась к чудотворным силам — и обомлела! Увидела четырех батыров, подобных четырем столпам мира,— и застыла от горя! Прибежала к тебе, сынок, чтобы предупредить тебя о том, что объявился Кобланды. Вставай! Готовься к бою!
Алшагыр потянулся в постели, хрустнул суставами. Открыл глаза, недовольно прищурился, опустил брови, сморщился.
— Эх, мать, ты, я вижу, совсем выжила из ума!— пробормотал он сонным голосом.— Покуда цела моя рука, способная натянуть тетиву лука, мое сердце не испытает тревоги. Собственную ресницу, мать, должно быть, ты приняла за войско! Кобланды, который бился с Казаном, был повержен ханом Кобикти. Разве что его давно высохшие кости приблудились и ломятся в мои ворота в поисках пристанища. Какой искусной ворожеей ты не считалась бы, мать, но на этот раз дала маху!
Видя, что сын не придал значения ее словам, старуха взвыла от горя и негодования.
Ой, сынок мой! В народе говорят, что удача сопутствует воину, который одним ухом спит, а другим прислушивается! Я вижу, ты не склонен принять всерьез мои слова. Заклинаю тебя, сынок, проснись, отряхнись ото сна! Разгонится сивочалый Тайбурыл — затопчет копытами, он из таких скакунов! Твои лошади станут носить чужое клеймо, овцы будут носить новую отметину,— в твоих владениях появился враг! Скатится с неба твоя звезда, и на твой трон взойдет Кобланды,— он из таких батыров!
Но хан Алшагыр слушал старую мать вполуха.
— Мне, бедной твоей матери, видимо, придется самой искать спасения, коль мои слова пролетели мимо твоего уха!—стала сердиться мать хана.— Я вывезу дочь Каникей из города в крытой повозке. А ты поступай, как хочешь. Постараюсь сделать так, чтобы твоя единственная сестра не попалась на глаза врагам, не угодила во вражьи руки! А ты все же образумься, мой сын! Дни твои сочтены!..
Старуха забегала по двору. Единственным ее помыслом было сохранить дочь Каникей, считавшуюся первой красавицей края. Старуха посадила дочку в золоченую повозку с верхом, наглухо занавесила оконца и тронула вожжи. На пару скакунов, запряженных в повозку, со свистом посыпались частые удары камчи.
— Откройте ворота!—вскричала старуха, подъезжая к страже, охраняющей одни из крепостных ворот.— Побыстрее!
Воины по голосу узнали старую сварливую ханшу и не стали задерживать ее. Ворота со скрипом раскрылись, и золоченая повозка, будто ртуть, выскользнула наружу и понеслась в степь, окутанную предутренним сумраком.

Но старухе не повезло. Недалеко от ворот, придерживая поводья Тарлана, стояла в засаде Карлыга. Увидев верх повозки, блеснувший в лучах утренней звезды Шолпан, Карлыга устремилась за ней в погоню. Тарлан вытянулся в беге и тут же достал повозку. Карлыга рванула из ножен саблю, полоснула заднюю стенку верха повозки и одним рывком вытащила из нее дрожащую, онемевшую от страха девушку и бросила себе на седло.

 


  Назад

1

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru