Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

Один из актуальных вопросов - холодильник samsung.
 
   
 
  
 
   
 

Кобланды и хан Казан

 

Три дня мучился Караман-батыр, пытаясь перебраться через рвы и пройти в крепостные ворота, но все усилия его пошли впустую. Он был вне себя от злости, рвал и метал все и вся вокруг, однако ему ничего не оставалось больше, как обратиться за помощью к Кобланды, который раскинул свой шатер в горах Каскырлы.
Караман-батыр выглядел подавленным, он похудел за эти дни, осунулся, глаза его ввалились. И заговорил он с Кобланды непривычным для себя унылым тоном.
- Ау, сверстник мой, что за отдых ты тут устроил себе?—скованно улыбнулся он, подъезжая к косу.— Или тебе невдомек, что мой меч зазубрился, а сабля истончилась? Что с тобой происходит, Кобланды? Мы ведь с тобой вышли не славы искать для себя, а защитить честь народа. Не так ли?.. Какие между нами могут быть обиды? Короче говоря, мой сверстник, я пришел просить тебя выступить против кизилбашей вместе. Мне одному, похоже, их не одолеть.
- Эх, Караман.— усмехнулся Кобланды.— Где ты видел, чтобы крепость, которую не сокрушил батыр, взяла баба?
Караман-батыр промолчал.
- Разве не ты обозвал меня бабой перед тем, как идти на кизилбашей? Обозвал не однажды, а целых три раза. Как же понять теперь твою просьбу? Выходит, нет у тебя ни совести и ни самолюбия, Караман. Не думал я, что когда-нибудь мне придется выяснять отношения с кем-либо из наших батыров. Но тебе я скажу, Караман, будь ты семи пядей во лбу, а по мне ты не стоишь и ноготка моей Кортка-слу!
Лицо Карамана вспыхнуло.
- Довольно!— вскричал он.— Я с тобой больше не разговариваю! Выйдет удача— возьму город, не выйдет — сложу голову! Я вижу, ты все еще держишься за бабий подол! Можешь не дорожить тем, что мы — сверстники, но как ты можешь спокойно взирать, как уничтожают твой народ?
Караман поднял коня на дыбы и помчался обратно к Кырлы-кала.
Не мог усидеть на месте Кобланды после горьких слов Карамана-батыра, вскочил в седло и бросился вдогонку за ним. Караман-батыр оглянулся, увидел на лице Кобланды тихую виноватую улыбку, и, не останавливая коня, мчавшегося во весь дух, с признательностью пожал руку своему сверстнику. В черных, пылающих гневом глазах его заиграла жизнь. Наконец-то оба батыра скакали на врага стремя в стремя.
Приблизившись к Кырлы-кала, они придержали взмыленных коней и огляделись вокруг. Город и в самом деле казался неприступным. За шестью поясами глубоких рвов, окружавших город, возвышались высокие крепостные стены, сложенные из жженого кирпича. Не представлялось возможным преодолеть эти преграды, оставалось разве что пролететь над ними птицей и только таким образом попасть в город. Кобланды помрачнел, увидев, как тщательно укрепился хан Казан. Глаза его налились кровью, лицо посуровело, его обуяла ненависть к врагу.
Плотные ряды конницы киятов стояли у самых рвов, ожидая решения батыров.
Кобланды произнес молитву пророку Камбару, покровителю лошадей, и погладил Тайбурыла по гриве.
- Мой конь, вот и настал для нас с тобой истинный час испытания!—заговорил он, обращаясь к скакуну.— Не пристало нам с тобой поворачивать вспять, придя мстить врагу за поруганную честь родного народа. Позор горше смерти! Лучше уж кинуться навстречу судьбе, если она даже расставила гибельный капкан, чем показать врагу пятки. Перенесешь ли ты меня, мой ангел, через крепостную стену, если я брошу тебя в полет?
Тайбурыл, будто понимая слова своего седока, подвигал верхними губами, пошевелил нижними и громко всхрапнул. Затем поднял правую переднюю ногу и стал бить круглым, словно литым из железа, копытом землю.
Обрадованный тем, что Тайбурыл откликнулся на его обращение, Кобланды укоротил поводья. Мысленно обратился к покровителю лошадей святому Камбару, провел ладонью правой руки по лицу и рванул поводья.
Тайбурыл подобрался, выпрямился и полетел, словно желтая стрела, выпущенная тетивой. Копыта его со свистом рассекли воздух, грива и хвост вытянулись на ветру; сиво-чалый, будто вихрь, перелетел и через глубокие рвы, и через высокую стену, и с грохотом опустился прямо в центре города. От тяжести всадника колыхнулась земля, и пыль, поднявшаяся из-под копыт, заслонила солнце.
Увидев, что Кобланды очутился в городе, Караман-батыр бросил коня на рвы, на этот раз прошел их и с оглушительным львиным рыком стал носиться взад и вперед перед крепостными воротами, отворить которые оказалось ему не под силу.
Войско хана Казана, вооруженное до зубов, стояло наготове с той самой поры, как под стенами города появилась сорокатысячная конница киятов. Увидев молодого батыра, очутившегося на площади, кизилбаши развернули боевое знамя. «Ну, что ж, подходите поближе!—Кобланды обеими руками взял обоюдоострый меч — алдаспан.— Довольно пролили вы детских слез, кровопийцы! Я воздам вам сторицей! За этим пришел сюда!..»

Но не успел Кобланды взмахнуть мечом, как из плотных рядов кизилбашей с призывным кличем выскочил громадный воин на вороном с лысиной на лбу скакуне. Воин вышел без доспехов; стальная кольчуга была приторочена к седлу сзади; барабан, обтянутый верблюжьей шкурой, висел у него спереди; над городом загрохотало, загудело.


  Назад

1

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru