Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

Рассказ о том как появился на свет Кобланды

 

Как-то раз Кобланды вскочил верхом на коня и обратился к отцу, отдыхавшему в тени юрты:
— Отец, от табунщиков давно уже нет вестей. Что, если я навещу их? Побываю у них в косах? Вы не беспокойтесь, долго не задержусь.
Тохтарбай начинал скучать по сыну и не находил себе места, едва Кобланды исчезал из виду. Но сколько можно было держать возле себя взрослого не по годам мальчика? Да и видел Тохтарбай, что сын тщательно собрался в дорогу: на одну руку посадил любимого ястреба, на другую надел стальной щит. Старик скрепя сердце провел ладонями по лицу, благословляя сына в дорогу.
Батыр Естемис, под рукой которого ходило девяносто табунщиков, решил показать Кобланды лошадей, выпасающихся на вольных пастбищах. Завидев рядом с батыром Естемисом юного хозяина Кобланды, табунщики спешили им навстречу, оживленно и радостно приветствовали и наперебой звали их погостить в косах.
Кобланды не удалось сразу же вернуться домой, как обещал отцу. Мальчику, совсем недавно томившемуся в ауле от скуки, вольное житье табунщиков показалось сплошным праздником. Он не замечал, как летит время. К тому же батыр Естемис, считавшийся искусным воином, взялся учить его наездничеству и искусству владения оружием. Секреты конного боя, которые Кобланды освоил с помощью батыра, очень скоро пригодились ему. В степи во все времена не переводились конокрады, которые не прочь подстеречь и угнать отбившихся от табуна стригунков. Одна из схваток с отчаянными барымтачами, которая закончилась захватом шести из них в плен, заставила Кобланды увериться в своих силах и еще больше пристраститься к вольной степной жизни.
Вскоре Кобланды занялся охотой, это занятие и вовсе пришлось ему по душе. Еще затемно они с Естемисом садились на коней и уходили в степь, взлетая на холмы и прочесывая долины. Быстроногая гончая и стремительный серый ястреб Кобланды не упускали ни зверя, ни птицы.
Лицо Кобланды почернело от солнечных лучей, кожа задубела от сухих ветров; мальчик заметно окреп за лето, налился силой, возмужал.
Однажды в конце лета Кобланды с Естемисом шли по следу рогача-сайгака, шли долго, перевалили несколько холмов. Наступил час намазшам — вечерней молитвы, когда рогач на мгновение показался на вершине дальнего холма, но этого момента оказалось достаточно, чтобы просвистела стрела,— рука Кобланды была верной. Мальчик приторочил добычу к седлу, затем охотники повернули к ручью с холодной и чистой водой, чтобы дать коням немного отдохнуть.
Отгорел закат, и на сумеречном синем небе зажглась первая звездочка.
До слуха Кобланды донеслись далекие и смутные, словно из-под земли, голоса. Кобланды напрягся, будто почуял что-то неладное, и ухватил за руку Естемиса, только что присевшего у ручья.
— Дядя Естемис, что за странные голоса? Вы слышите?Естемис молча высвободил руку и, полуотвернувшись от него, молча покачал головой, как бы говоря, что ничего не слышал.
— Как же вы ничего не слышите?— загорячился Кобланды.— Какие-то голоса... Кажется, доносятся из-за той высокой горы!—Мальчик показал на темнеющие вдали высокие зубчатые вершины.— Что это там?
Естемис глубоко вздохнул. Он знал, что мальчик не отстанет от него, пока не добьется своего.
— Было бы лучше, если б ты ничего не знал, дорогой Кобланды,— заговорил он глухим голосом.— За этими горами лежит страна кызылбасов. Это древняя и богатая страна, Кобланды. Зеленые поля, полноводные озера, прозрачные реки, необозримые просторы, густые леса... Правит страной хан Коктим-Аймак. Он делает все, что ему взбредет в голову. С недавних пор хан придумал себе новое развлечение. Он объявил о том, что выдает замуж свою единственную дочь Кортка-слу, девушку необыкновенной красоты. Но тому, кто пожелает получить руку и сердце Кортка-слу и в придачу богатое приданое красавицы, надо непременно выполнить условие, которое поставил перед женихами хан Коктим-Аймак. Условие же такое: жениху нужно сбить стрелой золотую монету, подвешенную на высоком шесте. Надо иметь твердые руки и обладать зорким глазом, чтобы попасть стрелой в золотую монету, едва видную в поднебесной высоте. Эти голоса, стоны и крики доносятся оттуда, где соперничают друг с другом горе-женихи. Не хотел я рассказывать тебе об этом... Ну да ладно, услышал и позабудь. Не надо пытать судьбу, мой мальчик! В народе не зря говорится: голос одинокого не слышен. Пусть там, за горами, делается что угодно, нас это не касается. Нет у нас на плечах лишней головы.
Кобланды беспокойно заерзал, как только услышал о красавице Кортка-слу и о необычных состязаниях, которые затеял хан Коктим-Аймак. Резким движением поднял свой двурогий лук, лежащий на земле.
— Дядя Естемис! Кто сказал, что мальчику нельзя попытать счастья?— воскликнул Кобланды, опускаясь на колено перед батыром.— Если то, что я метко стреляю,— правда, то именно я и собью золотую монету! Всевышний поддержит меня, а вы пожелайте мне удачи!
Батыр Естемис замотал головой.
— Нет, Кобланды!—заговорил он снова, пытаясь все же отговорить Кобланды от опрометчивого шага.— Не окрепло еще твое тело, чтобы состязаться наравне с настоящими батырами. Поверь, я удерживаю тебя не от попытки найти свое счастье! Мне жаль твоей головы, мальчик! В богатой стране всегда много дерзких, а кызылбасы к тому же народ горячий.
Как только увидят, что ты пришел один, тут же ополчатся на тебя! От них всего можно ожидать... Но больше всего я опасаюсь знаменитого Кызыл-ера, ростом в сорок пять аршин, который, как я слышал, неравнодушен к Кортка-слу. Не думаю, чтобы он кому-нибудь ее уступил.
— Вы сказали — Кортка-слу?—переспросил Кобланды.
— Да, ее зовут Кортка-слу, что значит «красавица Кортка». Но я говорю сейчас о Кызыл-ере. Выкинь из головы глупые мысли, не огорчай нас, Кобланды!
Но уговоры батыра не поколебали юного Кобланды. Напротив, чем больше убеждал его Естемис, прося поостеречься, тем больше разгорались глаза Кобланды, трепетали его ноздри, будто он уже шел в атаку на грозного соперника, не желая уступать ему Кортка-слу. Кобланды стал перед батыром на оба колена и протянул к нему руки:
— Благословите меня, дядя Естемис! Умоляю вас! Я верю, что все семь покровителей святых не оставят меня, поддержат в трудную минуту. Не откажите в моей первой просьбе и не удерживайте меня. Поеду к кызылбасам, хотя бы взгляну на эту невиданную красавицу!
Видя, что Кобланды не удержать, Естемис отвязал от седла коржун, достал из него стальную кольчугу и надел ее на Кобланды. Подвесил к поясу Кобланды острую булатную саблю, перекинул через плечо тугой лук. Потом три раза поцеловал Кобланды в лоб.
— Ну что ж, в добрый путь, мой мальчик!— промолвил он, подведя к Кобланды коня.— Пусть сердце твое не изведает страха! Да исполнятся все твои сокровенные желания! В добрый путь, Кобланды, и пусть будет скорым твое возвращение в родные края!


  Назад

2

 
 
 
 
© Ertegi.ru