Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

Каракозаим переодевается в юродивого

 

Семь лет ходил за Каракозаим по пустынной степи Кейкуат. Пастух принимал затею ханской дочки за сумасбродство и смотрел на себя, да и на свиту красавицы Каракозаим, как на людей, выживших из ума. Иногда он задумывался над всем этим и спрашивал себя: «На что ей далось это бродяжничество? С жиру бесится? Или не хочет видеть своего незадачливого жениха?.. А может, она замыслила что-то тайное?» И вот сегодня после разговора с Алпамысом, он, кажется, понял истинную причину странной кочевой жизни Каракозаим. Его предположение полностью оправдалось, когда он рассказал девушке историю свирели. От радости дочь хана долго не могла найти себе места: то прыгала, как ребенок, заливаясь счастливым смехом, то умоляла Кейкуата поскорее показать ей злополучный зиндан, а то вдруг спохватывалась и, испуганно закрыв рот ладонью, оглядывалась на девушек, веселящихся неподалеку, боясь, что они угадают ее чувства.
Наконец они вышли в степь и направились в сторону зиндана. Исстрадавшаяся от тоски Каракозаим заговорила первая, наклонясь над темным входом.
— Алпамыс, ты жив?
— Жив, Каракозаим,— долетело снизу.
— Благодарение всевышнему, что я дождалась этого дня. Целых семь лет я разыскивала тебя. Нашла все-таки...— Каракозаим замолчала, застыдившись своей откровенности, и заговорила спустя некоторое время.— Ну да хватит об этом... Лучше подскажи мне, как тебя вызволить из темницы.
— Это тебе не под силу, милая Каракозаим. Ты скажи, что стало с моим чубарым?
— Твой конь заперт в железной конюшне.
— Сможешь вывести его оттуда?
— Нет, мне и близко не подойти к конюшне. Ее охраняет многочисленная неприступная стража.
— Тогда применим хитрость,— сказал Алпамыс.— Ты надень мой камзол, он за семь лет насквозь пропитался моим потом, а сверху набрось грязный халат. Волосы собери, чтобы не было их видно, и оденься под дервиша. Им везде путь открыт, так что найдешь способ подойти к конюшне. А там все произойдет само по себе.
Предложение Алпамыса понравилось Каракозаим. Она надела на себя задубевший от пота камзол Алпамыса, затем обрядилась в одежду странствующего дервиша и, опираясь на белый посох, побрела в Тасты. Через несколько дней Каракозаим добралась до города, подошла к железной конюшне и три раза обошла ее. Каждый раз, когда девушка проходила конюшню с наветренной стороны, чубарый тулпар начинал ржать и бить копытами об пол, отчего на его ногах загремели железные путы. Видимо, терпению Байшубара пришел конец, он пронзительно заржал, будто задыхаясь, и вдребезги разнес железные путы и конюшню. Стража в страхе бросилась врассыпную. Байшубар, вырвавшись на волю, с трубным ржанием помчался к дервишу и остановился, уткнув морду ему под мышки. Видно, совсем затосковал конь по своему хозяину. Хан Тайшик был поражен поведением Байшубара.
— Эй, дервиш!— окликнул он странника, гладившего коня по холке.— Кто ты будешь? Уж не переселилась ли в тебя душа Алпамыса? Или, может быть, ты сам и есть Алпамыс? С чего это чубарый тянется к тебе?
— О, всемогущий повелитель, разве вы не видите, что я лет на десять моложе Алпамыса?— молвила Каракозаим, изменив голос, чтобы отец не распознал в ней свою дочь.— А если конь тянется ко мне, то этому есть причина. Однажды мне довелось быть в Жидели Байсын, в землях племени конрат. Помню, этому чубарому было тогда три года и он тяжело болел. Коня сглазили, и все думали, что он околеет. Но я вылечил его, поставил на ноги. Конь — животное благородное, стоило мне появиться в Тасты и пройти мимо конюшни, как он услышал мой запах и выскочил ко мне. Видите, он жалуется мне на свою судьбу. Чуть не плачет, несчастный.
Хан Тайшик и не подозревал, что перед ним стоит его родная дочь Каракозаим.
— В таком случае,— сказал хан, обращаясь к дервишу,— возьми чубарого тулпара и приучи его слушаться меня. До сего часа он никого не подпускал к себе. Тебя, видимо, прислал ко мне сам создатель.
— Будь по-вашему,— сказал дервиш.— Но это не такое легкое дело, как вам может показаться. Чтобы усмирить Байшубара, мне понадобится сорок арканов, сорок бараньих курдюков, боевые доспехи и оружие Алпамыса. И дайте мне семь дней сроку. На восьмой день я приведу вам чубарого тулпара на поводу.
— Хорошо, договорились.— Хан Тайшик повеселел и тотчас отдал все необходимые распоряжения прислуге.
Каракозаим не сразу ушла с дворцовой площади. «Иначе я не могла поступить, дорогой отец,— мысленно делилась она своими думами с отцом.— Меня сжигает огонь любви, и я, наверное, разделю судьбу мотылька, упавшего с опаленными крыльями. Но в этом — мое счастье. Другого пути для меня нет. Не посчитался с моими желаниями, пообещал полоумному сыну ведьмы, покрытому паршой и язвами. Как я могу позабыть о том, как легко ты решился на такое? Чем влачить жалкое существование рядом с недоумком, быть его женой, лучше погибнуть, став рабой любви...»

Каракозаим, глотая слезы, покинула Тасты, ведя Байшубара на поводу.


  Назад

2

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru