Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

Для чего тогда ему нужна ксерокопия.
 
   
 
  
 
   
 

Ер-Таргын: Часть VII

 

Но хан отступился от своего слова. Как только враг был истреблен, он тут же забыл про свое обещание выдать за Таргына дочь.
Сказал хан Таргыну:
— Расспросил я о семи поколениях твоих предков батыр. Нет у тебя в роду ни белокостных торе, ни ходжей, значит, ты чернокостный казах. Боюсь я разгневать духов предков своих тем, что, кость родовую испортив, выдам дочь за тебя. Можешь объехать все десять родов орманбетских и выбрать из наших аулов любую красавицу, что тебе приглянется. Ответил ему на это Таргын:
— Я простил тебе предательство, когда ты бросил меня одного под горою Булгыр. Но эту обиду — не прощу. Ты обещал мне дочь, за это перебил я всех врагов.
Таргын забрал Акжунус и отправился с ней в крымскую сторону.
И снова страх обуял хана и всех его биев. Что будет, если Таргын выполнит свою угрозу? Встревожился и весь народ. В недобром предчувствии жили люди, не в силах отвлечься от тяжких дум своих,— огня не зажигали, чтобы приготовить пищу, перестали даже доить скотину.
Был в те времена среди ногайлинцев мудрый старец по имени Сыпыра-жырау, сто лет прожил он на этом свете и успел пережить девять ханов. И всех их сумел он наставить на путь справедливости. Пришли люди к старцу за советом, и был среди них сам хан со всеми биями.
— Дважды мы обманули Таргына,— сказали они.— В первый раз, когда оставили его на берегу ручья под горой Булгыр, пообещав вернуться, а сами не вернулись. Второй раз, когда пообещали выдать за него ханскую дочь в награду за истребление врагов, а сами не выдали. Разгневался Таргын, и пригрозив, что воздаст нам, когда вернется из Крыма с сорока своими друзьями, уехал. Сам он когда-то покинул свой журт на реке Кобан, убив человека, а из Крыма сбежал, умыкнув ханскую дочь. Уживется ли он в этих землях? И сможет ли исполнить свое обещанье? Может быть, это просто угроза? Растолкуй нам все это. И что бы ни случилось, мы поступим так, как ты нам повелишь!
Ответил тогда Сыпыра-жырау:
— В страхе великом пришли вы ко мне, хан мой и торе. Бии и мурзы! Души ваши в смятении. Отчего же только в горе вы приходите к старым жырау! Почему вы не чтите батыров в мирные дни, а в лихолетье бежите за ними!
И еще сказал старый жырау:
— Дело зашло далеко—быть набегу. И хорошо, что вы опомнились, хоть и поздно. Слушайтесь отныне меня. И не смейте больше вилять хвостом, словно хитрая лисица. А совет мой таков все до единого отправляйтесь к Таргыну. И пусть не одна только чернь пойдет на поклон, не только бии и мурзы, но и сам хан. Бросьтесь в ноги Таргыну и просите пощады. Если он и вправду решил уйти в Крым — попрощайтесь с ним миром. Если же снова разгневается батыр — нет от него избавленья! Окрасится кровью твой ворот, хан! Не уймется батыр, лишив тебя головы. Город твой превратится в руины, разоренью будут преданы все джайляу твои! Многочисленный журт твой станет рабскую жизнь влачить! Поспеши же немедля отвратить это страшное горе!
Ханзада-хан решил выдать за Таргына свою дочь. Сказал он Сыпыра-жырау:
— Вина лежит на всех десяти ответвлениях нашего народа. Лжецом оказался сам хан и все люди его. Нет среди нас живой души, который бы мог довериться Таргын. Как же нам остановить его? Отец, поезжайте сами вслед за Таргыном или назовите людей, которые бы могли уговорить батыра.
Сказал на это жырау:
— Нет в народе твоем единства, не на кого положиться в трудный час. Трудно будет найти человека, которому бы поверил Таргын. И все же герои всегда уважали тех, кто предан был им в тяжелую минуту. Отправьте за Таргыном сына Карасая Кобена, сына Алшагыра Тегена и сына Омара Себена, что были ему верными спутниками в первом шаганском походе.
Отправились трое джигитов вслед за Таргыном. Коней своих погоняли они, спускаясь с высоких увалов, широким наметом взлетали на сопки и наконец догнали Таргына. Поспешно оставили седла, поравнявшись е батыром, подошли к нему пешие и взялись за стременные ремни. Попросили прощенья за все обиды. И смогли уговорить Таргына вернуться.
Въехали они в ханские наделы, и сразу же направились к белой юрте, у которой ждали их все знатные бии и мурзы во главе с ханом. И здесь при огромном стечении народа не смог хан от стыда вымолвить ни одного слова. Молчал и Таргын, все еще не унявший своей великой обиды.
Запел тогда Сыпыра-жырау свой толгау: — О сынок мой, батыр! Послушай, что скажет тебе старец древний, который за жизнь свою все стороны света трижды успел обойти! Послушай, что скажет тебе тот, кто видел, как мелели озера, как лес густой превращался в такыр, как не раз затмевалась луна на ночном небосводе! Сыпыр-жырау называют меня, долго прожил я на этом свете, дважды по девяносто — столько будет, если все мои счесть года. Двести раз девяносто — столько героев я видел за жизнь свою. Не скажу, чтобы все они были сильнее тебя, но и храбрость твоя им ни в чем не уступит! Но ни разу не видел я, чтобы славный батыр угрожал своему народу!
Эй, мой хан! Видел я до тебя девять ханов, в одеянье драгоценного шелка. Но не было среди них хама, который не ценил бы батыров, не чтил бы народных заступников.
Вот уж давно поседела моя голова, и близок предел, за которым кончается старость. Неужели увижу я, как батыр отправился в бой не за честь родного народа, а движимый своею гордыней? Неужели увижу я, как хан, забыв думать о завтрашнем дне народа, стал печься лишь о своем дне сегодняшнем?
О батыр мой! Рядом с тобой Акжунус, та, что в славном Крыму ты избрал себе в жены, та, что вместе с тобой пережила все невзгоды твои. Что тебе до неразумного дитя, неужели коня боевого ты променяешь на стригунка? Что тебе до дочери хана?
Эй, мой хан! Вспомни, как твой народ от набегов бежал. Тебе ли обделять уваженьем батыра, который тебя заслонял?
Батыр! Если и вправду духи предков тебя берегут, ты не должен бежать от народа!
Хан! Если правда, что так благороден твой род, ты не должен забывать о судьбине народной!
О батыр мой! Если там, в вышине, клекот орлиный раздался, у подножия гор не посмеет стервятник голос подать. Если там, в облаках, пролетает беркут с каменным клювом и стальными когтями, волк не смеет на стадо овечье напасть. Так останься с народом, которому верную службу ты нес! И весь этот журт будет просить пред всевышним о твоем процветании! И все эти знатные люди почтеньем своим тебя окружат!
Хан, что рядом с тобою сидит, князья и жайсаны, весь народ одарят тебя по геройству, которое ты проявил.
Черного сокола подарят тебе, от сокола этого даже слепень не сможет уйти. Почему бы тебе не охотиться с этой ловчею птицею на наших озерах?
Черного иноходца к тебе подведут—на спине у него не расплещется в чаше вода — так плавен шаг того иноходца. Почему бы тебе не ездить на этом коне?
Меч с золотой рукоятью тебе поднесут — прицепи его к поясу.
Доспехи тебе подадут дорогие, почему бы тебе не надеть те доспехи?
Пять сотен кобылиц приведут, почему бы тебе не держать их для дойки.
Пять сотен верблюдов могучих подарят тебе, чтоб торжественен был твой кочевой караван.
Пять сотен аулов подарят тебе во владенье — так будь же султаном, гости в них с почетом.


  Назад

1

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru