Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

Купить булочки для хот догов mti russia замороженных булочек для гамбургеров и хот догов. | Машинка для стрижки wahl legend.
 
   
 
  
 
   
 

Камбар батыр: Часть II

 

Первое, о чем подумал Камбар, это то, что он во что бы то ни стало должен уберечь от смертельных когтей своего верного коня: кто еще будет помогать батыру добывать пропитание для аулчан. Поэтому Камбар, мгновенно спешившись, встал между львом и иноходцем. Когда Камбар был в седле, лев все же не казался ему таким уж грозным, и лишь теперь, на земле, он понял, что встретился с огромным — присевший верблюд, страшным, злобным хищником. Продолжая яростно рычать, лев встал на задние лапы, и с размаху опустил тяжелые передние лапы на плечи Камбара, как бы желая переломить ему хребет. От этого страшного удара у Камбара заложило уши, ему почудилось, что из глаз его посыпались искры. Камбар чуть было не рухнул на колени, теряя сознание, но быстро справился с собой и ухватился за львиную гриву. Лев, одним ударом лапы повергающий наземь крупного верблюда, впал в еще большую ярость, почувствовав, что это двуногое маломощное существо сопротивляется. Он вонзил свои острые когти в плечи батыра и готов был пустить в ход свои страшные клыки. Но пальцы Камбара клещами сжали горло льва, не давая хищнику сделать последний рывок. Жаркое дыхание, вырвавшееся из его огромной красной пасти, опалило лицо Камбара. Долго они боролись, не в силах одолеть один другого. То владыка леса раскачивал Камбара из стороны в сторону, тряс его, как тряпичную куклу, то ухитрялся протащить по земле тяжелую извивающуюся львиную тушу. Лев тщетно пытался высвободиться из стального захвата, пальцы Камбара свела судорога, и он не мог разжать их хотя бы для того, чтобы выхватить нож, висевший на поясе.
Руки и плечи батыра обагрились кровью. Он терял последние силы, и колени у него подкашивались. Перед глазами, поплыли красные круги, и он вдруг как бы воочию увидел своих сородичей, с нетерпением дожидающихся его возвращения. «Что станет с этими людьми, если я, вместо того чтобы добыть для них пропитание, сам стану добычей хищника? Родители... мои дорогие родители, как переживете вы потерю единственного сына-сына, доставшегося вам столь дорогой ценой... сына, на котором прекратится род Алимбая?.. Одинокого никто не услышит, нищий молча глотает дорожную пыль»,— с горечью думал Камбар, и отчаяние овладело им.
И в это время пронзительно заржал его верный конь, почувствовавший близкую гибель хозяина. Услышав его ржание, Камбар собрал всю свою волю. «Так просто я не дамся!» Он попытался высвободить правую руку, но обессилевшее плечо было непослушно. Камбар, превозмогая адскую боль, усиленно задвигался и — о чудо пальцы, сомкнувшиеся на шее льва расслабились, лев, почувствовав приток воздуха задышал свободнее, попытался вырваться из объятий батыра, но в эту же секунду Камбар выхватил кинжал, вонзил его в туловище хищника по рукоятку и распорол брюхо льва. Громадный хищник рухнул замертво на землю.
Переведя дух, Камбар быстро освежевал льва и на¬бросил горячую, пышущую жаром шкуру на свои израненные когтями плечи. Его знобило, но через некоторое время Камбару стало жарко, он вспотел, распарился как в бане, силы понемногу возвращались к нему... Сев на коня, батыр медленно двинулся в сторону аула. Шкуру он по-прежнему держал на плечах. Огромная, как котел, голова льва, его мощные хищные лапы ниспадая волочи¬лись по земле. Все это выглядело устрашающе, но Кам¬бар, одолевший этого гиганта, думал о встрече с родными, о своей юрте, где он наконец-то сможет отдохнуть. Настроение у него было хорошее.
И в это время на пути его оказались люди, ехавшие с праздника, что устроил для степняков Азимбай, отец Назым. Испугались они, увидев рослого батыра в львиной шкуре, готовы были броситься наутек. Страшна была львиная голова, так и казалось, что грозный хищник вот-вот оживет и кинется на них. Но Камбар, добродушно улыбаясь, помахал им рукой, и какой-то смельчак из толпы решился подойти поближе, даже осмелился коснуться шкуры льва, чтобы самому убедиться в том, что тот мертв. И люди успокоились, окружили Камбара, восхищенно приговаривая:
— Вот это батыр!
— Победить такое чудовище!
И разнеслась молва о подвиге юноши на всю степь! Достигла она и ушей Назым. И удвоилась любовь ее к бесстрашному батыру, встречи с которым она так жаждала.
Несколько дней отлеживался Камбар, залечивая раны, нанесенные страшными когтями хищника, несколько дней не мог он шевельнуть ни рукой ни ногой. Однако благодарные аулчане быстро выходили его. Одни несли гусиный жир, чтобы смазать его глубокие раны, другие вели последнего ягненка, лишь бы напоить батыра свежей сорпой. Алимбай заколол своего единственного гнедого коня, принеся его в жертву духам за то, что сын вернулся живым. Аксакалы двух аулов, повесив свои пояса на шеи, молили аллаха о скорейшем выздоровлении Камбара. И, то ли благодаря всеобщим заботам, то ли этим мольбам, Камбар за несколько дней отдыха и сна вновь почувствовал себя сильным и здоровым. Он встал, прошелся по аулу и с огорчением увидел, что его старенькие родители совсем притомились, ухаживая за ним, а в других юртах у погасших котлов плачут голодные дети.
«Что ж, пора отправляться на охоту»,— решил Камбар. На рассвете следующего дня, взяв серебряную уздечку, он направился к своему коню. Пока Камбар болел, жители двух аулов по очереди пасли вороного, стерегли как зеницу ока, чтобы его не угнали воры и не растерзали дикие звери. И стар и млад считали своим долгом заботиться о верном друге батыра... Завидев хозяина, стреноженный конь заржал радостно и призывно. И так же радостно забилось сердце у Камбара.
Он взнуздал коня, распутал его, расчесал ему гриву, хвост, растер пот, засохший на спине, почистил копыта, ухаживая за ним, как нянька за малым ребенком. Затем надел охотничьи доспехи, посадил ястреба на руку и единым махом взлетел на коня. Тулпар тут же снялся с места и стремительно помчался вперед как стрела, выпущенная из лука. И чем быстрее скакал тулпар, тем пуще подгонял его хозяин. То мчался тулпар, обгоняя борзую, к тому месту, куда падала подстреленная птица, то гнался за подраненным куланом, взмокнув, сбивая копыта об острые камни глухих ущелий. Камбар еще раз порадовался, что не позволил хищнику даже когтем тронуть своего друга, с нежностью обнял шею коня, погладил его шелковую гриву.


  Назад

2

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru