Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

Сила искусства

 

У хана Хасена был единственный сын Идрис. Ехал он как-то своим аулом, повстречал красивую девушку и влюбился в нее. Дурия была дочерью простого крестьянина Сатбая. Потерял Идрис покой, и вот посылает он к Сатбаю сватов. Ответил старик сватам:
— Пусть  дочка   сама   решает, за кого ей выходить замуж. Уехали сваты ни с чем.
Приехал Идрис сам к Сатбаю. Вышла   к   нему   Дурия, узнала, зачем приехал Идрис, и сказала:
—  Что это тебе, сыну хана, пришло в голову жениться на крестьянке?
Ответил девушке Идрис:
—  Душа моя Дурия, только тебя я люблю больше своей жизни.
Задумалась Дурия, потом спросила:
—  А что ты умеешь делать?
—  Ничего не умею делать,— ответил Идрис.
—  Не решаюсь я выходить замуж за жигита, который ничего не умеет делать. Как же мы без труда будем жить? Нет, ошибся ты, Идрис,— не по пути нам с тобой.— Сказала так Дурия и повернулась, чтобы уйти.
—  Не говори так, дорогая Дурия,— остановил девушку Идрис.— Зачем  мне  работать?  Скоро  я  стану  ханом — к чему хану ремесло?
Ответила Идрису умная девушка:
—  Сегодня ты хан, а завтра, может быть, станешь ничем. Как можно предвидеть, что будет завтра. Несчастен тот, кто не владеет никаким ремеслом. Человек, обладающий ремеслом, и на вершину заберется, и против течения поплывет, а человек, ничего не умеющий делать, жалок, он только ропщет на судьбу.
Оскорбленный словами девушки, Идрис вернулся во дворец и все рассказал отцу.
Собрал  хан подчиненных ему  мастеров  и говорит  им:
—  Моего сына нужно выучить за короткий срок какому-либо  ремеслу.  Сколько  дней   понадобится,  чтобы  обучить его?
Все мастера ответили по-разному. Одни сказали, чтобы научиться мастерству, нужно шесть месяцев, другие — три месяца, третьи — один месяц.
Среди собравшихся был скромный старик Токтыбай в красивом шерстяном колпаке. Он долго молчал. Когда все сказали свое слово, в круг выступил Токтыбай.
—  О  великий хан,— сказал Токтыбай.— Не обессудь, если  я  покажусь тебе хвастуном.  Я могу выучить твоего сына ремеслу за пятнадцать дней.
Обрадовался несказанно хан и велел Токтыбаю немедленно начать обучать сына ремеслу.
Токтыбай славился на всю степь тем, что шил красивые шляпы. Стал он учить этому искусству Идриса. Идрис оказался очень прилежным учеником и уже через несколько дней самостоятельно сделал колпак.
Вернулся он домой и сразу же заявил отцу, что он намерен, не откладывая, ехать к Сатбаю и высватать его дочь.
—  Поезжай, сын мой,— ответил хан.— Покажи девушке свое искусство.— И пожелал Идрису удачи.
На этот раз Дурия не посмела отказать жигиту: и собой он хорош и ремесло знает. Согласилась она выйти за Идриса замуж.
Привез Идрис домой невесту и устроил богатый пир.
Прошло сколько-то дней, говорит Дурия Идрису:
—  Ну-ка, покажи свое искусство.
Принес   Идрис  шерсти   и   необходимые   инструменты, быстро сделал красивый колпак. Похвалила мужа Дурия: .
—  Хороший колпак. А теперь к твоему ремеслу мы добавим еще и мое ремесло. Мы разошьем колпак цветными нитками. Узоры будут обозначать буквы, а буквы в свою очередь — слова.   Никто,   даже   ханы,   не   знают   значения вышитых узоров. А нам это когда-нибудь пригодится.
Случилось так, что хан Хасен занемог, слег и скоро умер. Идрис занял место отца. Перевез он к себе родителей Дурий, и стали они жить одной семьей.
Молодой хан решил поближе познакомиться со своим народом, узнать о его нуждах. Переоделся он нищим, взял палку и отправился в странствие.
Скоро ли, долго ли шел Идрис, подходит к большому городу. В какой бы дом попроситься на ночлег? Видит, из одной трубы густой дым валит. «Готовят что-то вкусное»,— решил Идрис и вошел в дом. В доме было четверо мужчин. Все они были в фартуках, с ножами в руках. Они резали большими кусками мясо и кидали его в кипящий котел. Идрис поклонился хозяевам, отдал салем, но мужчины не ответили на приветствие — только переглянулись между собой, и в глазах их запрыгали радостные огоньки. Идрис не сразу заметил в темном углу пятого человека — увидел только тогда, когда все четверо накинулись на человека и втолкнули его в дверь в стене.
Понял Идрис, что попал в дом людоедов. Повернулся он, чтобы уйти, но не успел — схватили его людоеды и втолкнули в дверь в темном углу. В темнице сидело двое узников. Один из них горько плакал, другой смеялся.
—  Почему ты плачешь?—спросил Идрис беднягу.
—  Сегодня меня должны зарезать и съесть,— ответил плачущий.
—   А ты чему смеешься?— спросил Идрис второго.
—  Меня   зарежут  завтра.    Еще  целые   сутки    я  буду жить — этому и радуюсь.
Потом плачущий обратился к Идрису:
—  Может быть,   сначала  зарежут   тебя — ты   жирнее нас.
Испугался Идрис. «Что же придумать, если случится так, как сказал узник?» Вдруг вспомнил он о своем ремесле. «Вот единственное, что может меня выручить из беды!»
Прошло немного времени — пришли людоеды. Схватили они Идриса.
—  Не убивайте меня,— взмолился Идрис.— Я принесу вам много пользы.
—  Какая от тебя польза?— засмеялись людоеды и поволокли Идриса к дпери.
—  Я могу сделать красивый колпак. Если вы покажете этот колпак ханше, то получите за него две тысячи дилла. Дайте мне только шерсти и необходимые инструменты.
Послушались людоеды нищего, принесли ему шерсти и инструменты. Через четыре дня колпак был готов. На полях колпака были вышиты красивые узоры.
Взяли людоеды колпак, и двое из них отправились во дворец хана. Подали они колпак Дурий, и та, взяв его в руки и взглянув на узоры, сразу все поняла. Обрадовалась Дурия.
—  Сколько вы хотите за шляпу?—спросила она пришельцев.
—  Две тысячи дилла,— ответили разом людоеды.
—   Вот вам деньги,— протянула она мешочек.
Как только разбойники вышли, Дурия приказала сорока нукерам вооружиться и ехать вслед за ней, не упуская разбойников из виду.
Когда людоеды въехали к себе во двор, жигиты Дурий окружили дом. Испугались разбойники, стали резать себя ножами. Двое умерли, а двоих удалось взять живьем. Дурия нашла ключ от темницы и открыла дверь.
Увидел Идрис свою жену, заплакал от радости, а потом приклонил голову к ее ногам. Засмеялась Дурия и, подняв мужа, сказала:
—  Вот какую силу имеет искусство: если бы ты не умел ничего делать, то пропал бы в этом доме, съели бы тебя людоеды.
Хан Идрис приказал повесить оставшихся в живых людоедов, а найденные в их доме вещи и деньги раздать бедным людям.


  Назад  
 
 
 
© Ertegi.ru