Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

Курай-дед

 

—  Хороша ли у меня юрта? — спрашивает одноглазый великан.
Курай-дед:
—  Юрта хороша, только чуточку тесновата!
Тем временем сварилось мясо. Подает одноглазый великан гостю бычью ногу:
—  Ешь, Курай-дед, на здоровье! Курай:
—  Спасибо,  рахмет. Съел   я   вчера   за   обедом десять быков, так и сейчас еще сыт. Мне бы водицы  испить...
Схватил одноглазый великан свое великанье ведро и к колодцу, а Курай-дед кричит ему вслед:
—  Постой, постой, ты куда с ведром?  Неси сюда весь колодец!
Ночь пришла. Легли спать. В полночь шепчет великан своей великанше:
—  Не будет мне радости, пока жив Курай-дед. Он всех на свете сильнее. Нужно его убить!
Курай-дед не спал, все это слышал. Положил он потихоньку на свое место деревянную ступу, а сам притаился за сундуком. И вот слышит: поднялся одноглазый великан с подушек, отыскал топор, подобрался к дедовой постели, да как хватит обухом по ступе — ступа в щепки. Смеется одноглазый великан:
—  Хоть   ты,   Курай-дед,   и   батыр-удалец,   а   пришел, Курай-дед,  и  тебе  конец!—Повалился  на  подушку  и  захрапел.
А утром проснулись одноглазый великан и великанша и глазам не верят: лежит дед как ни в чем не бывало на белой кошме, будто от скуки в бороде волоски пересчитывает, зевает да почесывается.
—  Ты   бы,— говорит,— блох   повывел.   Они   мне,   проклятые, ночью спать не давали.
Побелел одноглазый великан от страха, глазом моргает, а сказать ничего не может.
Стал тут Курай-дед в обратный путь собираться. Зовет с собой одноглазого великана:
— Погостил я у тебя, одноглазый великан, и довольно. Пойдем-ка теперь ко мне,— я тебя еще и не так угощу!
Вот и пошли они — Курай-дед впереди, одноглазый великан — следом за ним.
Дошли до синего озера, добрались до зеленой лужайки, виден уже и тростниковый шалаш.
Выбегает из шалаша старушка  и прямо деду на шею:
—  Жив ли ты,  здоров ли ты, Курай-дед?  Где бывал? Что видел?
Курай-дед ей:
—  После  все,  старушка,  расскажу,  а  сейчас  готовь-ка ты нам угощение получше. Я приятеля с собой веду.
Глянула старушка на одноглазого великана и только руками всплеснула.
—  Да чем же мне вас угощать?  Нет ведь у нас в шалаше ни крошки.
—  Как так  нет?—говорит Курай-дед.— Я   же,  уходя, оставил  тебе  семь  одноглазых  великанов.   Неужто  ты   им всех прикончила?
Как услышал эти речи одноглазый великан, так и обомлел. «Ну,—думает,— не будет мне здесь, видно, добра!» — Повернулся — да бежать. Шагнул раз — и скрылся с глаз. На полпути встречается ему рыжая лиса. Лиса:
—  Здравствуй,  дяу — одноглазый  великан,  откуда  бежишь?
Великан:
—  Бегу  я  от  Курай-деда.  Он  всех  на   свете  сильнее! Хотел меня убить!
Рассмеялась рыжая лиса:
—  Да я у этого деда каждый день весь улов отнимаю! Он ведь всех на свете боится. Пойдем-ка  к нему  вдвоем. Мы его проучим!
И верит и не верит лисе одноглазый великан. Однако подумал и поплелся за лисой. Идет злой-презлой, страшно так глазом ворочает.
Дошли они до синего озера, добрели до зеленой лужай-ки, показался уже и тростниковый шалаш. А возле шалаша стоит дед Курай, бороду поглаживает, будто от радости приплясывает   и еще издали кричит:
—  Аи да и молодец же ты у меня, рыжая лиса, спасибо за службу! Я уж было думал, что одноглазый великащ совсем ушел из моих рук. Вдруг смотрю: ты его назад тащишь. Веди, веди его скорее! Мы со старушкой давно пров голодались.
Рассвирепел одноглазый великан:
— Так вот что ты задумала, рыжая лиса!
Схватил лису за хвост — да об землю. Из лисы и дух вон. А сам бежать чго было сил. Шагнул раз — и скрылся с глаз.
Захлопал в ладоши Курай-дед, запел от радости:
—  Аи, жаксы! Аи, хорошо, вот любо! Будет у старушки лисья шуба!
Подошел Курай-дед к рыжей лисе: лежит лиса, не шевелится, ноги вытянула и зубы оскалила.
—  Скалься, скалься,— говорит дед,— я теперь тебя не боюсь!
Начал он с рыжей лисы шкуру сдирать. Один бок ободрал, нужно бы ему лису на другой бок перевернуть, да как с ней сладишь! Тяжелая лиса, отъелась дедовой рыбой. Трудился-трудился, тужился-тужился,— пуп трещит, по бороде пот бежит, а лиса все ни с места. Махнул Курай-дед рукой.
—  Зачем,— говорит,— старушке  лисья   шуба,   она   и   в овчинной лучше всех!
И стали они жить по-прежнему. Только Курай-дед никого больше с тех пор не боялся. И рыбы у них теперь всегда было вдоволь.


  Назад

2

 
 
 
 
© Ertegi.ru