Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

 
   
 
  
 
   
 

Легенда о мертвом и живом и об их дружбе

 

Ты ссадишь его при помощи бога. Это тот самый, что убил меня. Ты зарежь его, говоря: «Дойди до моего друга». Заколи лошадь, говоря: «Дойди До друга». Как было сказано, как только что они бросились  на  аул,   он  поскакал   один  по  западной   стороне  и, как   сказал   друг,    появился    перед    ним    чернобородый. Он ссадил   его   и   зарезал,   говоря:    «Дойди   до   друга». Заколол   и   черную   лошадь   с   лысиной,   говоря:   «Дойди до    друга».    Друг-мертвец    говорил    ему    еще:    «Когда все бросятся на добычу, ты скачи на запад, там на краю аула увидишь только что поставленный белый отау'; привяжи на правой стороне дверей лошадь свою. В отау увидишь молодую,   только   что   взятую   женщину   и   двух   девиц, ястреба и черную борзую собаку в ошейнике. Всех их зарежь,   говоря:   «Дойди  до  друга». Жигит,   зарезав   чернобородого человека и   его лошадь, поскакал на запад. Видит белый отау, перекинул повод в правый косяк дверей, вбежал в юрту и видит молодую женщину и двух девиц:   у каждой глаза как солнце, рот будто месяц. Зарезал молодую, говоря: «Дойди до друга»,— зарезал старшую девицу с  теми  же словами;   другую  же   девицу  стало   ему  жаль, он поцеловал ее,  но,  подумав,  тоже  зарезал.  С  ястребом и  собакой не  стал  думать.   Друг  говорил  ему  еще:   «Все будут  брать казну  несчетную;   ты  ничего  не  бери.  Перед отау   будет тополь,   около  него   зеленый  прут;   сруби   их; тут же увидишь верблюжий помет, собери его вместе, и все это   навьючь   на   черного   нара,   который   ходит   у   дверей отау, и вези домой». Отряд возвращался, стали доходить до своих кочевок, вдруг сделалась буря; два дня, две ночи она продолжалась;  весь скот, награбленный разбежался и частью погиб, даже свои лошади погибли у войска. Жигит счугурил  верблюда   и   лежал   себе   около   него   спокойно. Друг говорил ему еще:  «Когда останется полдня езды до аула, тогда возьми зеленый прут и ударь  им мешок с пометом, говоря:  «Бисмилла алдракбан рахым!». Пойдут из него верблюды с криком, лошади с ржаньем, коровы с мычаньем и овцы с блеянием. Потом ударь  зеленым  прутом тополь-дерево, говоря: «бисмилляхи»,   и   дерево   обратится в золото и серебро — одно колено золота, другое — серебра,   одно   колено   золота,   другое —серебра».   Хозяин был  чародей  и,   таким   образом,   спасал золото   от   воров, скот — от падежа и волков. Приехали домой: все товарищи идут пешком, пальцы в ноздрях,  а он не может управиться со всеми стадами. Золота и серебра у него — видимо-невидимо.
Проживши дома дня два-три, поехал к другу на кладбище: «Салем алейкум, достым!» «Салем»,— говорит мертвый друг, выходит и вводит в могилу. Живой друг был изумлен: жигит в черной шапке, молодая келиншек , две девицы, ястреб, собака — все сидят тут. Друг его посмотрел на младшую из девиц и засмеялся, посмотрел и он на нее и видит: в том самом месте, куда он поцеловал, черное пятно на щеке. «Бедный ты человек,— сказал мертвый друг,— я доволен тобой. Младшая тебе понравилась, ее ты возьми себе, с меня будет келиншек со старшей девицей». Погостил он тут, а жигит в черной шапке прислуживает им. Пора,— говорит он,— возвратиться домой». «Хорошо,— говорит ему мертвый друг,— когда ты приедешь домой, в аулах ваших будут разъезжать торговцы с товарами на двух телегах; у них есть две лошади: одна гнедая, другая рыжая; лошади тощие, но ты их купи, сколько бы ни стали просить владельцы. Сначала купи гнедую, потом рыжую, три года не клади на них курука, ни узды, ни седла с потником, не клади на них раздвоенных лядвей. Через три года зарежь гнедую, разбей все косточки, даже копыта, и смотри на костный мозг: если он не будет весь белый и хоть капля черноты, то отпусти рыжую лошадь еще на год в табун. По прошествии четырех лет на пятый привяжи ее к веревке у юрты, давай один только раз сорвать траву и один глоток воды, но все не езди; лошадь будет как нагайка. Через несколько времени ты почувствуешь боль в голове; пройдет — хорошо; если же станет все увеличиваться, садись на рыжую лошадь и скачи ко мне. Не забывай». Друзья простились. Жигит приехал в свой аул, видит: татары торгуют, у них две лошади, как говорил друг его,— гнедая и рыжая. Он стал просить продать ему гнедую, дает за нее две лошади, караванчи просит три. Дал. Стал торговать рыжую. Караванчи сам был испытатель, потребовал пять лошадей. Купил. На три года пустил в табун, как говорил друг; на четвертый убил гнедого и в копытах нашел черноту в ноготь большого пальца. Еще год держал рыжую лошадь в табуне. На пятый год стал держать ее у юрты на веревке. Однажды
заболела   голова   и    не   поправляется    Жигит   тайну   свою никому   не   говорил — ни   отцу, ни   матери, ни  друзьям   и сверстникам:  знал ее бог, мертвый друг и он сам, только трое. «Оседлайте-ка рыжку,— сказал он, видя, что болезнь увеличивается,— я   порассеюсь».    Стал   ездить    по   аулу. «Кош, кош, аман   бол»,— сказал   он народу и  ударил   лошадь. Скачет к другу. Друг все это знает, хотя не видит. «Плохо  моему  другу,— думает  он,— рыжая   лошадь,   тулпар,  когда  разгорятся  бока,  пожалуй,  унесет  мимо  и   не остановишь».  Приказал бабам крутить шелковый аркан в сорок    маховых    саженей,    чтобы    им    захватить    друга, а рыжий тулпар пронесся далее, так разгорячился. Поднял друга и внес в свою могилу. Азраил-Джебраил — душебе-рущий   ангел   между   тем   гнался   и   был   готов   бросить курук, но рыжего тулпара не мог все-таки догнать.  Вслед за другими пришел в могилу и Азраил-Джебраил, говоря: «Давай беглеца моего! Здесь   он, беглец   мой». «Не дам,— сказал мертвый друг,— я божий сайд,  и бог обязался  до трех раз исполнять мою просьбу. Ступай отсюда». Азраил-Джебраил пришел к богу и сказал: «Твой приказанный от нас убежал, и один человек не дал:  «Не дам,— сказал,— я сайд божий, и бог обязался до трех раз исполнять мою просьбу».— Что    нам    теперь   делать?»    Всевышний    сказал: «Правда, правда! Он мой сайд! Взял, так взял, пусть будет по его просьбе». Таким образом, они стали с другом жить вместе и достигли всех надежд своих.


  Назад

2

 
 
 
 
© Ertegi.ru