Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
 

http://www.wellmark-mebel.ru/ мебель на заказ в Новосибирске.
 
   
 
  
 
   
 

Мудрый аяз

 

—  Мой хан!  В мудрости ты не уступаешь никому,  но в твоем роду был единственный хан — ты сам. Родители твои были простыми людьми, а не потомками древнего ханского рода.
—  Что     ты     болтаешь! — гневно     воскликнул     хан.— Я  происхожу  из  рода, семь колен  которого были  ханами!
Но Жаман продолжал стоять на своем.
—   Нет,    повелитель,— сказал    он.— Только    ты    один хан. Твои родители были простыми людьми.
Хан приказал позвать свою мать.
—  Пусть  не окажется она повинной в  крови  человека и  скажет  правду:    я  не   могу  простить  Жаману  подобной дерзости и прикажу отрубить ему голову!
Когда пришла мать хана, и ей рассказали все, что говорил Жаман, она,  глубоко вздохнув, обратилась к хану:
—  О  мой сын!   Я стара.   На склоне  жизни  я  не хочу быть причиной смерти  невинного.  Я одна  хранила тайну. Но зачем мне ее беречь, если тайну эту знает еще Жаман? Отец твой имел до меня девятнадцать жен и одну за другой убил их за то, что они рожали ему дочерей. Двадцатой женой его стала я. Когда я забеременела, то, испугавшись за свою жизнь, обратилась к знахарям. Они мне предсказали, что я рожу дочь. Я долго горевала в ожидании дочери и своей смерти. В эти дни у одного простого человека, жившего недалеко от нашего дворца,  жена была тоже беременна. Я снова призвала знахарей,  и они открыли мне, что  во  чреве  простой  женщины  растет  сын.  Тогда  я  вызвала  простую  женщину   к  себе  и  поведала  ей  свое  горе. Я подарила ей много золота и просила ее, если у нее родится сын, отдать его мне взамен  моей дочери,  сохранив тайну  до  могилы.   Женщина   согласилась.   Когда   пришел час   мне   рожать,   хан   был   на   охоте.   Мы   разрешились  с простой женщиной одновременно. Чтобы сохранить тайну, мы не допустили к себе никого постороннего. Левой рукой я отдала свою дочь, а правой рукой приняла к себе тебя, сын мой. И она горько заплакала.
—  Если это так,— сказал хан, обращаясь к Жаману,—-то я менее достоин трона, чем ты, мудрый! И он сошел с трона, уступив Жаману ханское место.
—  Нет, хан! — сказал Жаман.— Я простой  человек,  и у меня нет желания занимать ханский трон. Я удовольствуюсь тем, что буду находиться в твоей тени.   Садись же на свой трон, хан Маден!
Хан вернулся на трон и сказал:
—  Как же ты узнал, что я сын простого человека? Тогда Жаман ответил:
—  Умен я или глуп, прав ли, виноват, но когда я пришел к тебе, я был твоим гостем. Ты послал меня на кухню и велел накормить похлебкой с хлебом. Ты не назвал ту пищу, которую едят ханы, а назвал ту, которая считается лучшей у  народа.  В этом  проявилась твоя простота,  и  я догадался, что ты хан не по рождению. Вся свита хана и визири не переставали удивляться проницательности Жамана. А хан по-прежнему управлял своими подданными. За ум и находчивость хан полюбил Жамана, назначив его своим визирем. А остальные сорок ханских визирей впали в немилость. Однажды, выйдя из дворца, Жаман увидел неподалеку большую белую юрту. Возле юрты толпился народ, ожидая очереди, чтобы войти внутрь. Жаман вернулся во дворец и спросил хана, что это за сборище. Хан сказал:
—  Тут живет один  человек:  по положению простолюдин, по богатству хан, по имени Вали.   У   него есть дочь, зовут ее Менды. С пятнадцати лет выбирает она себе жениха и не может выбрать, потому что хочет, чтобы жених превосходил ее умом.  Сейчас ей уже тридцать  пять  и до сих пор жених не нашелся. Люди, которых ты видал возле юрты,— баи  и мурзы,  которые  хотят победить  ее  сердце. Выслушал все это Жаман и подумал: «А ну, пойду-ка я попытаю счастья!» И вечером, когда народ разошелся по домам, Жаман подошел к белой юрте. К нему вышла стройная молодая девушка. Увидав невзрачного Жамана, она грубо спросила:
—  Тебе чего нужно?
—  Мое  дело  не   к тебе,— спокойно   сказал   Жаман.— Мое дело к твоей госпоже. Иди, скажи ей!
Служанка засмеялась и, вернувшись к своей госпоже, сказала:
—  Ты хотела, госпожа моя, выбрать себе хорошего мужа, а люди из-за того осмелели без меры: приходят всяк, кому не лень. Вот сейчас пришел такой человек, что на него и смотреть противно, а спрашивает тебя!
Менды улыбнулась.
—  Хотя  он  невзрачен,  откуда   ты   знаешь,   кто   это? Вот возьми эти вещи и отнеси ему. Служанка завернула в шелковую скатерть драгоценный камень, оселок и нож и отнесла Жаману. Жаман осмотрел вещи и сказал:
—  Пойди к своей госпоже, возьми у нее те предметы, которых тут не хватает, чтобы сделать   все   так,   как   она хочет.
—  Ой бой!— сказала  служанка,  воротясь  к  своей  госпоже.— Жаман просит то, чего недостает.
—  Хорошо!—сказала    Менды.— Отнеси    ему    вот    и это!—И она указала служанке на молоток и наковальню.
Жаман положил на наковальню оселок и ударом молотка расколол его пополам. Потом он отбил нож от рукоятки и наконец, превратил драгоценный камень в два осколка. Сделав все это, он собрал осколки, отдал служанке, приказав отнести их девушке. Увидав разбитые вещи, Менды вскочила.
—  Если это не черт, то это и есть тот, кого я так долго ищу! — воскликнула она.— Зови его сюда!
Обомлевшая служанка не знала, что и думать. Она позвала Жамана, он вошел в юрту, спокойный и медлительный. Говорят, Менды встретила его с почетом. Раньше к ней приходили сыновья баев, ханов. Всем им посылала Менды те же вещи, что и Жаману. Но они, ничего не поняв, лишь возмущались, говоря: «Разве в моем доме нет ножей! Или в казне нет драгоценных камней? Или, наконец, я не видел простого оселка?» — и уходили недовольные. В тот же вечер, когда Жаман был у Менды, ее братья держали между собой совет.
—  Как  же  так?—говорили   они.— Ей   уже   тридцать пять лет, она все выбирает себе жениха?!  Тут что-то неладно!   У   нее,  наверное,  есть тайный   дружок.   Надо  его изловить! И вот поставили они возле юрты Менды  караульных.
Чуть свет Жаман, покинув теплые объятья девушки, счастливый, зашагал домой. Едва он сделал несколько шагов, на него накинулись караульщики, схватили и приволокли к братьям девушки. А те в свою очередь привели его к хану.
—  Вот,— сказали  они,— поймали,  хан,  твоего  визиря! Ночью, тайно   он   ходил   соблазнять  девушку.   Не   успел Жаман  поселиться   в   твоем  дворце,   как   начал   обижать народ. Хан махнул рукой, и братья ушли.
—  Ну,— спросил   хан   строго,   когда   они   остались   с Жаманом наедине,— был ты у девушки?
—  Нет.
—  Но ведь братья ее говорят, что тебя изловили у нее.
—  Они   клевещут   на   меня,   хан,— ответил   Жаман.—> Меня поймали, когда я шел через поле.
—  Из   уважения   к   твоей   мудрости,— сказал   хан,— я даже хотел уступить тебе свой трон. Но ты не принял трона.  Тогда  я  сделал  тебя   главным  визирем.  А  Вали-бай, отец этой девушки, мне не менее дорог. Скажи правду, и я обещаю тебе сосватать девушку. Но Жаман продолжал отпираться. Тогда хан рассердился и приказал палачам повесить Жамана. Палачи повели Жамана к виселице, накинули на его шею петлю и подняли его высоко под перекладину.


  Назад

2

Далее
 
 
 
© Ertegi.ru