Главная страница 
 Гостевая книга 
 Обратная связь 
 Поиск по сайту 
 Друзья сайта 
   
 

 
   
   
   
 Волшебные сказки 
 Сказки о животных 
 Бытовые сказки  
 Сатирические сказки 
 Сказки о батырах 
 Сказки об Алдаре-Косе 
 Сказки о Жиренше 
 Сказки о Ходже Насыре 
   
   
 Камбар батыр 
 Ер-Таргын 
 Кыз-Жибек 
 Плач Кыз-Жибек 
 Кобланды-батыр 
 Алпамыс батыр 
 Кобланды Батыр 
   
   
 Легенды о животных 
 Легенды о батырах 
 Легенды о родной земле 
 Легенды о мудрецах 
 Легенды о народах 
   
   
 Народные обычаи 
 Свадебные обряды 
 Обряды воспитания 
 Бытовые обряды 
 Промысловые обряды 
 Религиозные обряды 
 Похоронные обряды 
   
   
 Казахские поговорки 
 Казахские пословицы 
 Казахские народные игры 
 Народные загадки 
 Народное искусство 
 Мужские казахские имена 
 Женские казахские имена 
 Казахские музыкальные инструменты 
   
  
   
 
  
 
   
 

Красавица Малхуан

 

Помолчав, ворона продолжала:
—  Хан готовит для сына пищу с ядом. Кто сообщит об этом наследнику — пусть по грудь превратится в черный
камень!
—  Япырай! Сколько опасностей подстерегают сына хана! Даже его любимого котенка отец велел натереть ядом... Кто скажет это — станет черным камнем!
И вороны тотчас улетели.
Совсем загоревал сын визиря. Он разбудил всех и сказал: «Не будем медлить, дом близко, поехали!»
Ехали они, ехали — повеяло дымом их родины. Как ветер, обгоняя птиц на лету, вынесся путникам навстречу любимый тулпар сына хана. От нетерпения он грыз удила. Только наследник хотел пересесть на коня, как сын визиря выхватил из ножен свою саблю и зарубил тулпара. Очень огорчился сын хана, но ничего не сказал другу. . Въехали странники на родимый двор. С почестями встретил их хан и тут же отдал приказание начинать той. Девушек он чествовал во дворце, где висел портрет Малхуан, жигитов — отдельно. Не успел сын хана сесть за стол, как его друг у всех на глазах опрокинул все кушанья—никому не дал до них дотронуться. Подивился сын
хана такому поступку, но и на этот раз ничего не сказал. Здесь же на пиру договорились, что все четверо лягут спать в одних покоях.
Как договорились, так и сделали. Заснули все, не спится только сыну визиря. Смотрит он — на постель сына хана прыгнул котенок. Схватил верный друг снова свою саблю и зарубил котенка. Свалился тот на пол, но капелька крови попала на грудь Малхуан. Нагнулся сын визиря над девушкой, не зная в отчаянии что делать... В это время проснулся сын хана:
— Сколько ни корми щенка, все равно из него вырастет кобель! — вскричал он в гневе. — Вот ты каков, решил завладеть моей невестой! Ну берегись... сейчас же пойду к отцу и потребую над тобою расправы!
Гнев делает человека безумным. Но страшнее всякого гнева подлость человеческая. Обрадовался хан. Теперь он избавится хоть от сына визиря! Тотчас сколотили на дворцовой площади виселицу и согнали туда весь народ...
Когда душу жжет безмерное горе, язык человека пылает, как горящая головня. «Все равно погибать,— думает сын визиря,— поведаю я народу правду о хане». Не успел народ расслышать последних слов о подлости своего властелина, как исполнился наговор ворон: у всех на глазах превратился сын визиря в черный камень.
Перед этим хан съежился, как саба, из которой вылили кумыс, теперь же, когда свершилось знамение злых духов, он зло рассмеялся:
—  Хотел  оболгать  меня,  на которого не  поднимается десница самого всевышнего! Нет, дорогой! Кто входит ко мне пламенем — выходит золой... — Он трижды плюнул на черный камень и удалился в покои.
От горя сын хана не находил себе места. Он понял, как жестоко неправ оказался перед своим верным другом. Он пришел к визирю и сказал:
—  Облегчите горе  мое,  накажите  меня как  можете,  я в ваших руках.
—  Мои глаза не видят сына — радость души, пусть и твои не видят света белого. — И визирь выколол глаза наследнику.  Он  навьючил на спину юноши черный  камень, которым стал его сын, крепко привязал его и велел идти прочь.
Долго ли, коротко ли шел сын хана, дальше идти не мог, Камень вдавливал его в землю, веревки впивались в тело,
кровь сочилась из спины... Сел сын хана под деревом, проклиная себя и свою судьбу. Вдруг слышит рядом голос:
—  Какие здесь воды и травы целебные — воскресят и мертвого!
—  Да,— отвечает второй,— у меня была на ноге рана, я промыла ее из этого вот ручья — и раны как не бывало!
Откуда силы взялись у сына хана! Он поднялся и принялся все обшаривать. Наконец вот он и ручей! Набрал несчастный полные пригоршни прохладной воды и плеснул себе в лицо. Омыла вода глаза и свершилось чудо — сын хана прозрел! Кое-как снял с себя камень и бросил его в воду. Ойбай-ау! Из студеной воды поднялся здоровый и невредимый его верный друг — сын визиря.
Обнялись друзья на радостях и решили пока не возвращаться на родину.
Они нанялись пасти коней к одному баю. И случилось так, что однажды их хозяин засобирался на ханский тон. Хан давал его в честь своей женитьбы на красавице Малхуан и женитьбы визиря на Еркежан.
Жигиты-пастухи попросили у бая коней, чтобы тоже поехать на праздник. Бай даже не удостоил их ответом. Тут вспомнил сын визиря о своих уроках колдовства... Он достал из кармана два волоска — от своего рысака и любимого тулпара сына хана,— поджег их, и кони тотчас прискакали.
Приехали жигиты на той, Малхуан и Еркежан сразу узнали, кто это приехал, но виду не подали.
В самый торжественный момент хан поднялся со своего трона и сказал о том, что его счастье безмерно: он женится на Малхуан. Но радость его сменилась страхом, когда к трону подошли его сын и сын визиря. Хан побледнел, как будто его укусил скорпион, и не мог вымолвить ни слова.
—  Когда  подстрелят  орла,  у  него  глаза   горят  огнем мести. Когда отнимают   любимую — огонь мести   горит в сердце,— сказал сын хана.
Сын визиря во второй раз поведал народу всю правду о скитаниях своих и сына хана. Напоследок добавил:
—  Да превратится хан в волка, а визирь в собаку, вечно голодных  и рыщущих в  поисках  пищи! — И  сбылось его заклинание.
Жигиты зажили со своими возлюбленными счастливо и спокойно.


  Назад

3

 
 
 
 
© Ertegi.ru